Розничное кредитование выросло в россии в 1,5 раза

Закредитованная Россия

Розничное кредитование выросло в россии в 1,5 раза

Пока финансовые рынки лихорадит из-за ожидания новых западных санкций, в российской экономике накапливаются серьезные внутренние проблемы. В последние месяцы тучи сгущаются над сегментами потребительского и ипотечного кредитования.

С 1 июля 2017 года по 1 июля 2018 года задолженность физлиц по кредитам выросла на 19,7% в годовом исчислении (до 13,5 трлн рублей). Ипотечных кредитов в денежном выражении за первые полгода было выдано на 69% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Все чаще происходящее называют новым «кредитным бумом», что не вполне корректно, поскольку темпы роста розничного кредитования по-прежнему отстают от пиковых значений прошлых лет.

Но в условиях стагнирующей экономики и вялого роста доходов населения этого может быть достаточно, чтобы вызвать лавину неплатежей и спровоцировать масштабный банковский кризис.

Темпы роста розничного кредитования сейчас хоть и «взрывные», но более низкие по сравнению с 2008 и 2012 годами. «В 2012 году в пиковые моменты рост задолженности населения доходил до 45%. Поэтому я бы говорил скорее о возобновлении роста, чем о кредитном буме», — говорит научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Михаил Хромов.

Тем не менее значительный рост объемов фиксируется абсолютно во всех сегментах кредитования — как в необеспеченном, так и в залоговом.

Для банков розничное кредитование сейчас — наиболее прибыльное направление бизнеса; корпоративный сегмент вырос только на 5%, то есть в относительном выражении в 4 раза меньше, чем розница.

Больше половины прироста долга в этом году приходится на госбанки: Сбербанк и ВТБ. Есть несколько основных причин, по которым россияне стали более активно занимать именно в последние два года.

«Во-первых, стоит учитывать эффект «низкой базы» — все-таки слишком серьезным было «падение» рынка три года назад. Во-вторых, стабилизировалась экономическая ситуация в стране.

И кредиторы, и заемщики привыкли к «новой реальности» и снова полномасштабно вовлеклись в кредитный процесс», — говорит Алексей Волков, директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ).

В России сейчас рекордно низкая инфляция, которая до последнего времени позволяла ЦБ снижать ключевую ставку. Вслед за ключевой ставкой падала и стоимость потребительских кредитов.

В результате активизировался отложенный спрос россиян: домохозяйства стали приобретать предметы длительного пользования.

Весной этого года норма сбережений россиян опустилась до уровня докризисных 2013–2014 годов.

Но поскольку рост реальных доходов населения в июле в годовом выражении составил всего 2%, кредитование осталось одним из главных источников поддержания уровня жизни и осуществления крупных покупок.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Кредит в бесконечность

Одна из наиболее тревожных тенденций состоит в том, что россияне часто берут кредиты для покрытия старых долгов. Почти каждый второй россиянин имеет два и более непогашенных кредитов. Типичная история таких займов выглядит так: человек берет ипотеку, исправно вносит по ней процентные платежи, но делает это за счет розничных кредитов.

Общий информационный фон в СМИ и реклама банковских продуктов создают иллюзию дешевизны займов: когда-то ипотека стоила 18% годовых, а сейчас ее можно взять за 10%.

«Но как брать ипотеку даже под 10% годовых, если ваши доходы растут всего на 2–3% в год? — удивляется директор Центра структурных исследований РАНХиГС Алексей Ведев. — Даже при такой ставке вы покупаете две квартиры: одну себе и одну банку».

Финансовый омбудсмен Павел Медведев обращает внимание на еще одну проблему — особые ловушки в кредитных договорах, которые увеличивают стоимость заимствований в 1,5–2,5 раза. «Людей обманывают за счет бесконечных «накруток», которые становятся все более жестокими», — говорит эксперт.

К примеру, существует банковский продукт под названием «Кредитный доктор», который обещает заемщику улучшение кредитной истории. «Человек получает задолженность, но на карту ему поступают символические 10 копеек.

С математической точки зрения это значит, что кредит стоит бесконечность», — говорит Медведев.

Вообще долги россиян, как правило, очень короткие и очень дорогие. Доля обслуживания долга в текущих доходах населения примерно такая же, как в США, притом что размер долга по отношению к доходу в 4–5 раз меньше. «Население в обеих странах регулярно тратит 10–12% доходов на обслуживание долга, но если в России долг составляет 20–25% дохода, то в США — 75%», — говорит Хромов.

То есть переплата за кредиты в российских банках катастрофически высокая. «Одни только процентные платежи банковской системе в год составляют около 2 трлн рублей. Причем наибольшая задолженность приходится на людей с низким уровнем дохода», — добавляет Ведев.

Предкризисное состояние

Хотя рост закредитованности на 20% сам по себе не является запредельным, все зависит от возможности населения обслуживать этот долг.

Основной аргумент в пользу того, что рынок розничного кредитования в скором будущем ждет «перегрев», простой: ставки по кредитам выше, чем рост номинальных доходов населения.

Это означает, что граждане все большую часть своего дохода вынуждены тратить на обслуживание долга, а такая ситуация чревата формированием кредитного пузыря.

 Александр Артеменков/ТАСС

В НБКИ возражают, что закредитованность населения сейчас находится на вполне приемлемом уровне.

«Среднее значение текущей долговой нагрузки (ежемесячные платежи по всем кредитам к ежемесячному доходу) российских заемщиков в настоящее время составляет 23,62%, причем с конца прошлого года оно снизилось на 1,05% (тревожным считается уровень выше 30%. — А.Х.).

В соответствии с Индексом кредитного здоровья, рассчитываемым Национальным бюро кредитных историй и компанией FICO, во II квартале 2018 года кредитное здоровье граждан страны оставалось стабильным», — говорит Алексей Волков.

При этом в НБКИ признают, что объем «плохих» долгов все еще остается довольно существенным. Если реальные доходы не будут расти или начнут сокращаться, это может привести к росту просроченной задолженности и дефолтам граждан.

Медведев считает, что предкризисные процессы на рынке уже начались: кредиты удлиняются и переупаковываются, люди берут более длинные займы, чтобы вернуть старые. Эта ситуация может спровоцировать резкий рост «плохих» долгов и банковский кризис в ближайшие 1,5 года.

Принудительная финансовая грамотность

«Сидел я как-то в Совете Федерации на совещании по закредитованности населения, — вспоминает омбудсмен Медведев.

— Поднимается очередной оратор, первый зампредседателя одного из комитетов, и говорит абсолютно «гениальную» вещь: нужно запретить все способы заимствований, потому что все они ведут к петле на шее.

Можно разрешить только ломбарды: там ты хотя бы сразу получаешь определенную сумму, и никто тебя преследовать не будет».

Примерно такой же запретительной логикой руководствуются парламентарии и сегодня, пытаясь реагировать на бурное развитие потребкредитования. В начале недели в Госдуме обсуждались поправки к законопроекту «О банках и банковской деятельности», запрещающие выдачу кредитов, выплаты по которым превышают 50% совокупного дохода домохозяйства.

С этим предложением есть две проблемы. Во-первых, все банки и так занимаются оценкой платежеспособности потенциальных заемщиков. «Этот вопрос находится в компетенции заемщика и банка, которые заключают между собой договор», — говорит директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков.

Во-вторых, предлагаемая формула выглядит непродуманной. Доходы у всех людей разные: если человек живет на 20 тысяч рублей в месяц, то ему, вероятно, вообще не стоит брать крупные кредиты. А если человек получает несколько сотен тысяч рублей, то спокойно может тратить и больше 50% на обслуживание долга. Одним словом, важно не сколько человек платит, а сколько у него после этого остается.

«Стоит привязать ограничения к размеру располагаемых доходов, которые остаются после обязательных выплат, чтобы у человека всегда был хотя бы прожиточный минимум на руках», — считает Хромов.

Глобальное решение проблемы «кредитного бума» только одно: экономический рост, который повысит благосостояние населения и позволит людям обслуживать долги за счет собственных доходов. Но последние экономические инициативы властей, от повышения НДС до «пенсионной реформы», решительно ставят на таком варианте крест.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/09/13/77818-zakreditovannaya-rossiya

Розничное кредитование растет все медленней

Розничное кредитование выросло в россии в 1,5 раза

Банки увеличивают выдачу ипотеки и уменьшают – необеспеченных кредитов, сообщает ЦБ

Евгений Разумный / Ведомости

Кредитование населения продолжает расти, но все медленней: в июле в месячном сопоставлении – только на 1,2%, всего кредитов выдано на 16,5 трлн руб., сообщил ЦБ. Замедление наблюдается третий месяц подряд: в июне рост составил 1,4%, в мае – 1,6%, в апреле – 2%.

Просроченная задолженность за июль увеличилась на те же 1,2%, но ее прирост сконцентрирован в небольшом числе банков, указывает ЦБ.

В годовом сопоставлении рост кредитования населения тоже слегка замедлился. За семь месяцев 2019 г. увеличение составило 11%, в то время как за тот же период 2018 г. – 11,6%.

Банки увеличивают выдачу ипотеки и уменьшают – необеспеченных кредитов, информирует ЦБ, но данных за июль не приводит. Это может быть отложенный эффект от мер, направленных на сдерживание роста необеспеченного кредитования и ипотечных кредитов с небольшим первым взносом, считает ЦБ.

Весь кредитный портфель банков едва вырос в июле – на 0,2% в месячном сопоставлении – и составляет теперь 50 трлн руб. (с учетом валютной переоценки). В июне рост был чуть быстрей – 0,6%. Прирост кредитования в основном обеспечил розничный сегмент, хотя кредитование замедляется и там, указывает ЦБ.

Действенные меры

Банк России с прошлого года начал вводить меры по замедлению роста необеспеченного кредитования, а также ипотеки с низким первоначальным взносом (менее 20%).

С сентября он уже несколько раз повышал коэффициент риска по необеспеченным кредитам со ставкой 10–30% годовых, а также один раз – по ипотеке с низким первоначальным взносом.

И на этом ЦБ не остановится – с 1 октября вводятся коэффициенты риска для кредитов со ставкой менее 10% (чем выше коэффициент риска по кредиту, тем больше капитала требуется банку), а также расчет показателя долговой нагрузки для заемщика (ПДН).

Лидер рынка, Сбербанк, призывал не бояться пузыря на рынке потребительского кредитования: оно растет, потому что растут зарплаты и снижаются ставки.

С мнением банка не согласен министр экономического развития Максим Орешкин: отношение платежа к доходам (PTI) выше 60% у трети заемщиков (данные ЦБ) и это ненормально.

ЦБ долго поэтапно действовал, чтобы охладить кредитную экспансию в потребительском сегменте – постепенно повышал коэффициенты риска, объясняет главный аналитик «БКС премьера» Антон Покатович. «С 1 октября калибр его инструментария увеличится, и весь набор позволит необеспеченному кредитованию замедляться и далее», – считает он.

Очевидные риски

Мы видим устойчиво высокий темп выдачи необеспеченных кредитов с начала 2019 г., отметили в Райффайзенбанке. В Промсвязьбанке также отметили устойчивый рост выдачи по розничным кредитам, как по необеспеченным, так и по ипотечным.

Кроме мер ЦБ сильно на замедление потребительского кредитования сейчас ничто не влияет, считает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин. Население бы продолжало брать кредиты, поскольку доходы растут слабо, а заимствования – это способ поддержать потребление, объясняет он: но такой рост привел бы к накоплению финансовых рисков среди домохозяйств.

Главный фактор замедления роста необеспеченного кредитования – ужесточение требований со стороны регулятора, согласна аналитик Moody’s Ольга Ульянова. Но оно вытекает из возрастающих рисков, очевидных и для самих банков, поэтому можно утверждать, что замедление отражает и более осторожную политику самих банков.

Ухудшение динамики кредитования населения – негативный фактор для роста ВВП, который в первом полугодии поддерживался преимущественно увеличением спроса со стороны домохозяйств, предупреждает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов: последнее было связано с расширением кредитования. С другой стороны, охлаждение рынка потребкредитования расширяет пространство для снижения ключевой ставки ЦБ, считает он.

Рост потребкредитования плавно ускорялся с середины 2017 г., пик пришелся на середину 2019 г., рассказывает Долгин. Это было восстановлением после 2014 г., когда население сокращало нагрузку в ответ на финансовый шок.

Подобный рост наблюдался и в 2011–2013 гг.

, продолжает экономист, но тогда он происходил на фоне заметного роста доходов и отражал уверенность в завтрашнем дне, а текущий кредитный цикл, напротив, происходит на фоне стагнации доходов.

Говорить о том, что в прошлом году был всплеск кредитования, не совсем верно, считает директор финансового центра «Сколково-РЭШ» Олег Шибанов: банки планомерно повышали закредитованность, поскольку она была недостаточной. Сейчас нужно быть аккуратными с теми ставками, которые у нас есть, считает Шибанов.

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2019/08/20/809220-roznichnoe-kreditovanie

Меньше, да больше: что происходит с потребительскими кредитами

Розничное кредитование выросло в россии в 1,5 раза

Эксперты отмечают изменение предпочтений россиян на рынке потребкредитования

В Минэкономразвития подсчитали, что долги населения перед банками растут в два раза быстрее их зарплат. 

Так, в июне 2018 года потребительские кредиты выросли на 15,9% в годовом выражении после 15,1% в мае. При этом замедлились рост реальной зарплаты (с 7,6% в мае до 7,2% в июне) и рост депозитов россиян (до 7,1%). 

Долгов становится больше, чем доходов

Отношение долга к годовым доходам россиян пока не достигло кризисных значений, но уверенно к ним движется. В конце 2014 года этот показатель достигал 25%, а по итогам мая 2018 года он составил 23,9%, говорится в мониторинге экономической ситуации в России, подготовленном специалистами РАНХиГС и Института им.

Е.Т. Гайдара. Один из его авторов — старший научный сотрудник Лаборатории структурных исследований ИПЭИ РАНХиГС Михаил Хромов — объяснил, что после 2014-го объем долга перед банками у населения сокращался, что и привело к снижению показателя. Сейчас кредиты снова растут быстрее доходов, что приводит к его росту.

Ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина пообещала не допустить перегрева на рынке потребительского кредитования.

Она заявила, что темпы роста потребкредитования должны быть сопоставимы с темпами повышения доходов населения и с темпами увеличения кредитов реальному сектору экономики.

По данным Росстата, в январе — июне доходы россиян выросли на 2,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Так что с 1 сентября регулятор планирует ужесточить регулирование потребительского кредитования, повысив коэффициент риска по займам, если их полная стоимость выше 10% годовых. Но сделает он это в более мягком формате, чем планировалось изначально. В Минэкономразвития рассчитывают, что эта мера поможет улучшению качества банковских активов и повышению устойчивости финансовой системы.

Председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков считает, что нововведение приведет к росту ставок и заставит банки жестче оценивать заемщиков.

Одним из возможных способов, по его словам, может стать самоограничение банка, если его темпы кредитования выше средних по рынку.

А эксперт группы банковских рейтингов АКРА Михаил Доронкин напомнил о планах ЦБ с октября 2019 года требовать от банков обязательного расчета показателей долговой нагрузки заемщиков (ПДН) для всех кредитов свыше 10 тыс. рублей. 

Банк России по итогам года ожидает рост розничного кредитования до 20%. А управляющий директор по аналитической работе и главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик прогнозирует сдержанное восстановление позитивного роста доходов на уровне 1–2%, хотя не стоит сбрасывать со счетов и возможное ускорение инфляции.

Сколько россияне берут в кредит?

Во втором квартале 2018 года банки выдали на 37% больше кредитов на сумму свыше 500 тыс. рублей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, подсчитали в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ). При этом количество самых мелких кредитов — до 30 тыс. рублей, наоборот, снизилось больше чем на треть.

Вырос спрос и на крупные кредиты в диапазоне 300–500 тыс. рублей — банки во втором квартале выдали таких займов на 12,2% больше, чем за аналогичный период годом ранее. А вот небольших кредитов от 30 до 100 тыс. рублей тоже стали брать меньше — на 6,5%. 

Уменьшение числа маленьких кредитов отразилось и на общем числе потребительских кредитов, отметили в НБКИ. Всего в январе — июне банки выдали 7,08 млн необеспеченных потребительских займов. Это на 1,8% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Но одновременно с этим выросла общая сумма выданных за этот период кредитов — на 25,3%, до 1,25 трлн рублей.

“Рост необеспеченного кредитования происходит не столько из-за наращивания количества кредитов, сколько за счет увеличения их суммы”, — уточняет генеральный директор НБКИ Александр Викулин. 

В бюро объяснили, что банки увеличивают размер предоставляемых кредитов прежде всего для заемщиков с хорошей кредитной историей и высоким уровнем доходов. Анатолий Аксаков тоже отметил, что крупные кредиты банки выдают более обеспеченным слоям населения, которые уже подтвердили свою благонадежность. А потому риск невозврата или просрочки кредита в этом случае заметно снижается.

Одновременно с этим россияне продолжают наращивать спрос на кредитные карты и микрозаймы. Так, во втором квартале 2018 года россияне взяли кредитов “до зарплаты” на 26,3 млрд рублей — на 23,8% больше по сравнению с аналогичнм периодом прошлого года.

Также за апрель — июнь банки выдали 2,42 млн новых кредиток — на 59,1% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Их использование выгодно не только самим банкам, которые могут контролировать кредитные риски с помощью лимита, но и заемщикам.

“В том числе благодаря выгодным условиям, а также простоте и удобству их использования”, — объяснили в НБКИ. Главным плюсом кредитных карт остается льготный период, в течение которого потребитель может вернуть заем без процентов. Он отличается в зависимости от конкретного банка.

Минусом кредитных карт традиционно является высокая процентная ставка, с которой сталкивается заемщик, если не успевает вернуть потраченные деньги в льготный период. 

Но несмотря на увеличение темпов выдачи новых кредитных карт, средние лимиты по ним снижаются уже более двух лет. Это справедливо для заемщиков всех возрастов.

Так за январь — июнь 2018 года в возрастной группе от 25 до 29 лет средний лимит упал на 10,3% — до чуть более 44 тыс. рублей.

Самые большие средние лимиты оказываются в возрастных группах 30–39 лет и 40–49 лет — около 52 тыс. и 53 тыс. соответственно. 

Общий долг населения перед банками достиг нового максимума 13,5 трлн рублей, следует из мониторинга РАНХиГС и Института им. Е.Т. Гайдара.

“Нецелевые” траты

Недавно ЦБ выявил рисковую схему использования необеспеченных потребкредитов для ипотеки. Россияне стали использовать крупные займы для первых взносов. Это создает двойную кредитную нагрузку на семейный бюджет.

Аналитики бюро кредитных историй “Эквифакс” подсчитали, что во втором квартале 2018 года потребители могли направить почти 4,5 тыс. кредитов на оплату первого взноса по ипотеке.

Расчет проводился по алгоритму, в рамках которого были выбраны все потребительские кредиты (без учета автокредита, кредитной карты и кредита на конкретный товар) с суммой более 100 тыс. рублей.

“В течение трех месяцев после даты получения потребительского кредита тот же клиент получил ипотечный кредит в том же или ином банке”, — объяснили в бюро.

Еще одной схемой “непотребительского” расходования потребительских кредитов Анатолий Аксаков назвал использование займов для развития бизнеса. Это, по его словам, даже более распространенный механизм. 

Предпочитают тратить, а не хранить

“Увеличение средней суммы потребительского кредита свидетельствует о постепенном переходе населения от сберегательной к более потребительской модели потребления, в том числе за счет совершения крупных покупок, которые были отложены после кризиса 2015 года”, — заявил Михаил Доронкин. 

О переходе россиян к потребительской модели поведения рассказал и Михаил Хромов. С корректировкой на курс валют банковские вклады населения за пять месяцев 2018 года выросли всего на 330 млрд рублей, или 1,3%. Это самый низкий темп прироста сбережений за январь — май начиная с 2014 года.

Одновременно с этим задолженность по кредитам выросла на 883 млрд рублей, то есть на 7,1%. И таким образом, разница между приростом долга по кредитам и приростом вкладов составила 553 млрд рублей.

Как отметил эксперт РАНХиГС, “ускорение роста кредитования является естественной реакцией для населения, стремящегося поддерживать определенный уровень жизни в условиях стагнирующих доходов”.

“С одной стороны, кредитование — это фактор, который стимулирует и двигает вперед потребление. Он дополняет восстановление реальных доходов населения и таким образом дает импульс для экономического роста”, — сказал Ярослав Лисоволик. Но он напомнил и о рисках для платежеспособности населения, если рост кредитования опережает увеличение доходов. И эти риски тем выше, чем больше ставки.

Но сейчас возросший интерес россиян к кредитам эксперт объяснил как раз быстрым и значительным снижением процентных ставок — как ключевой ставки ЦБ, так и на рынке. На таком фоне процентные ставки по депозитам закономерно падают, что делает те в целом менее привлекательными. 

Хотя зампред ЦБ Василий Поздышев отметил замедление снижения ставок по вкладам. По оценке Агентства по страхованию вкладов, при этом замедлении реальная доходность вкладов останется положительной. 

Арина Раксина

Источник: https://tass.ru/ekonomika/5398579

ПравоПорядок
Добавить комментарий